Главная > Интервью, Фотографии > Интервью с Виктором Ганчуком

Интервью с Виктором Ганчуком


Для сайта компании Nikon 16/08/2008 (На сайте Никона его уже нет — ушло в архив)

Спортивный репортаж – сложный жанр, предъявляющий высокие требования не только к фототехнике, но и к квалификации и физической подготовке самого фотографа. Накануне своего 75-летия секретами мастерства с нами делится старейший действующий спортивный фотокор России, Виктор Вианорович Ганчук. За его плечами съемка тринадцати Олимпийских игр, многочисленных международных состязаний, победы на всесоюзных и международных фотоконкурсах, широко освещавшаяся в прессе и на телевидении персональная фотовыставка «Автографы мгновений». Снимки ветерана спортивного фоторепортажа многократно публиковались и по сегодняшний день продолжают украшать страницы российских и зарубежных изданий. За спортивные заслуги Виктор Вианорович Ганчук награжден Орденом Международной федерации борьбы «Серебряная звезда», а в 2003 году стал первым отечественным фотографом, удостоившимся почетного знака «За Заслуги в развитии олимпийского движения в России».

– Виктор Вианорович, расскажите, пожалуйста, о том, как вы стали спортивным фоторепортером, как входили в профессию.

– 9 октября 2008 года мне исполнилось 75 лет. Оглядываясь назад, я пришел к выводу, что многое в жизни происходит случайно. Либо случай положительный, и тогда в судьбе что-то кардинально изменяется в лучшую сторону, либо случай отрицательный, который ломает судьбу. Но меня Бог миловал, и моя жизнь менялась в основном к лучшему.

Я был простым московским мальчишкой, занимался борьбой, играл в волейбол в «Динамо». Наша семья летом выезжала на дачу в Переделкино, рядом с городком писателей. Там был большой пруд, на котором проводили время дети многих известных писателей и поэтов: общались, купались, играли в волейбол. Я дружил в ту пору с известным диктором Центрального телевидения, ныне народным артистом России, Виктором Ивановичем Балашовым. Несмотря на разницу в возрасте у нас было много общих интересов: к тому же я занимался греко-римской борьбой, а он самбо в том же «Динамо».

И вот однажды мы ехали с Балашовым в электричке. Говорили о жизни, о спорте. И я, не знаю даже зачем, посетовал ему, что у нас ужасные спортивные передачи: в них немало ошибок, дикторы зачастую произносят какие-то нескладные штампованные слова, путают фамилии известных чемпионов. Потом разговор перешел на другие темы. А когда мы уже выходили, он вдруг предложил мне поехать с ним в телецентр на Шаболовку. Срочных дел у меня в тот день не было, и я согласился. Выписали пропуск, идем по длинному коридору. И вдруг он говорит: «Давай вот сюда зайдем». Зашли. В комнате за столом сидел мужчина в очках и что-то писал. Поздоровались. Балашов ему: «вот этот молодой человек утверждает, что спортивное телевещание у вас никудышное: плохое знание русского языка, делаете много ошибок». Как потом выяснилось, это был главный редактор спортивных программ Центрального телевидения. Он улыбнулся сей дерзости, но спросил благожелательно:

— А вы собственно кто?

— Зовут меня Виктор, оканчиваю Институт физкультуры, мне 27 лет.

— А что у нас не так? Может, Вы покажете нам, как надо делать спортивные передачи?

— …

— Вы ведь знаете спорт?

— Да вроде бы знаю.

— Может быть, среди ваших знакомых есть известные спортсмены, о которых можно снять фильм?

— Да, я учился в одном классе с Юрием Чесноковым, капитаном сборной Советского Союза по волейболу.

— Ну вот, сделайте сценарий, покажите нам как надо работать.

А я, вместо того, чтобы идти на попятную, все это принял всерьез и спрашиваю:

— А как пишется сценарий?

— Сценарий пишется просто: берете лист бумаги, отчеркиваете линию сверху вниз, слева пишете зрительный ряд, а справа текст, который должен говорить диктор или герой передачи. Понятно?

— Понятно.

— Вот и приступайте. Когда закончите, приезжайте, и мы с большим удовольствием поучимся у вас.

Я почему-то понял, что нужно привезти сценарий завтра утром. Пришел домой, за ночь написал страничек семь-восемь о Чеснокове. Придумал интригующий заголовок «Трижды капитан». Потому что Чесноков капитан по воинскому званию, капитан ЦСКА и капитан сборной команды СССР по волейболу.

На следующий день часов в десять приехал на телевидение. Вхожу в кабинет, и говорю:

— Вот я написал.

Редактор с усмешкой берет мою писанину и начинает читать. Сначала было впечатление, что меня сейчас «приложат головой об стол» за русский язык или еще за что-нибудь. А он читает, читает… Постепенно ухмылка спадает с его лица. Редактор посмотрел в одну сторону, в другую, потом на календарь… и вдруг говорит:

— Ну, что ж… В следующий вторник начнем снимать.

И мы действительно сняли 10-минутный документальный фильм. Потом еще один сюжет, затем другой и пошло поехало. Так вот моя жизнь самым неожиданным образом резко изменилась. К тому времени я окончил институт, получил диплом и около двух лет работал внештатным автором-сценаристом на Центральном телевидении. Меня стали приглашать в газеты. Так я стал спортивным журналистом, а в 1963 году меня приняли в Союз журналистов СССР.

В следующем году произошел еще один случай. Был у меня друг, Юрий Сорокин, мастер спорта по борьбе самбо, тоже журналист. Однажды мы собирались на какой-то стадион, и он предложил по пути заглянуть в издательство «Детгиз» буквально на несколько минут по каким-то своим делам. Оказалось, что его попросили написать книжку о самбо для серии «Спорт – детям». Редактор, чтобы не мешать коллегам, вышла к нам в коридор. Они поговорили в сторонке. И тут она обратила внимание на меня.

— А это кто?

— Мой друг, он тоже спортивный журналист.

— Очень хорошо. Может он напишет книжку и для нас?

Оказалось, что для этой же серии нужна книжка про волейбол. Не раздумывая, я согласился, и вскоре она вышла в свет. Назвал я её «Олимпийский новичок». «Новичок» потому что волейбол до 1964 года не входил в программу Олимпийских игр.

В 1980-ом году написал документальную повесть о нашем борце вольного стиля в тяжелом весе — олимпийском чемпионе Арсене Мекокишвили. Она вошла в сборник «Советские олимпийцы», вышедший в популярной серии «Жизнь Замечательных людей» издательства «Молодая Гвардия».

— Когда же началась ваша карьера фотографа?

— В 1969 году, когда я уже был довольно известный пишущий журналист и работал в еженедельнике «Говорит и показывает Москва», и мне посчастливилось впервые выехать за границу: в Варшаву на чемпионат мира по тяжелой атлетике. В редакции дали фотокамеру, пленку, показали какие рычажки крутить, на какие кнопки нажимать и сказали: «снимай все самое интересное». Поскольку я тогда впервые в жизни взял фотокамеру в руки, во время соревнований обратился за помощью к телевизионщику. Он, видимо, ориентируясь на телекамеру, поставил неправильную экспозицию, и на пленке ничего не получилось. Это сильно задело мое самолюбие.

Вскоре случилась поездка в Ленинград на чемпионат Европы по фигурному катанию. Я попросил снова выдать мне камеру и фотопленку. На чемпионате было полно фотографов, и я, наученный горьким опытом, поинтересовался у одного из них, как нужно снимать. Потом подошел к другому и задал ему тот же вопрос. Ответы совпали. Отщелкал пленку, сдал в проявку и на время забыл о ней — закрутился. А через пару недель на летучке в редакции во время обсуждения свежего номера главный редактор вдруг произносит: «Давайте поздравим Виктора Вианоровича с дебютом в качестве фотографа». Оказалось, что один из моих снимков напечатали. Как сейчас помню, на нем фигурист Сергей Четверухин. После этого мне стали заказывать не только тексты, но и снимки. Фотография стала занимать все больше и больше времени.

Есть такая тонкость: газетные и журнальные тексты – это, как правило, однодневки, а снимки – чем дальше, тем ценнее они становятся. Старые снимки все время требуются для книг, альбомов, буклетов, плакатов, выставок… Ко мне стали гораздо чаще обращаться за фотографиями, чем за текстами. И в какой-то момент обнаружилось, что снимки приносят больший доход, чем написанное. Постепенно спортивная фотография стала моей основной профессией.

Мой фотоархив с каждым годом делается более ценным, многие снимки есть только у меня. Потому что их герои уже умерли, многих старых фотокорреспондентов тоже нет в живых, а у молодых фотографов таких съемок, естественно, быть не может.

— Получается, если бы не случай в 1969 году, могли бы не стать фотографом?

— Вполне возможно. Кстати, в спорте классные снимки нередко тоже делаются случайно. Когда кто-то говорит, что он сюжет придумал… часто это неправда. Все факторы заранее очень трудно предвидеть, а тем более спланировать. Даже если придумаешь, бывает сложно снять чисто технически. Когда много и истово снимаешь, то «счастливый случай» происходит сам собой, а не будешь вдохновенно работать, то удача вряд ли придет. Вот фотографу повезло, он снял шедевр. А почему? Бог видит, что человек старается и делает ему подарок.

У меня есть как раз такой снимок, которой специально сделать практически нереально. В 1993 году работал в Лужниках на хоккее. На борту была реклама водки Smirnoff. Пришел домой, посмотрел проявленные пленки. Вижу — на одном из кадров такая композиция: на борту написано «Smirnoff» и на спине у хоккеиста написано «Смирнов». Назвал его «Англо-русский словарь».

Среди нынешних фотографов есть и такие, кто приезжает, покрутится, пощелкает какие-то первые попавшиеся кадры и минут через 15-20 убегают. А что получилось, их не интересует. Подобная «работа» называется халтурой. Потому что если фотограф уехал, и произошло какое-то важное событие, он его в принципе уже не снимет. А настоящий фотограф должен работать с начала и до конца события со всей душой, с полной отдачей.

И мне не раз случалось, убеждаться в верности сих принципов. Однажды в качестве спецкора «Комсомольской правды» я приехал в Ригу на соревнования по художественной гимнастике. Тогда была слабая фототехника, низкочувствительная пленка. Прихожу в зал и вижу, что там потемки – чисто по техническим причинам снимать спорт в этом зале невозможно, а со вспышкой — запрещено. Большинство фотографов, оценив ситуацию, зачехлили камеры и уехали, некоторые остались смотреть программу в качестве зрителей. Соревнования подходят к концу и вдруг объявляют: «сейчас будут выступать юные спортсменки школы олимпийского резерва». И тут неожиданно появилось телевидение, поставили свет – другое дело, можно снимать. Приготовил камеру. Вышли юные гимнастки. Начинаю работать. Дома смотрю пленку – классный кадр получился: на нем три девочки и все с разными характерами… Назвал этот снимок «Три грации».

Или другая история. 1994 год, Зимние Олимпийские игры в Лиллехаммере, соревнования по конькам в беге на 500 метров. Пленку тогда экономили, потому что она была в дефиците. И я планировал на единственный ролик снять парня, который претендует на первое место, и еще одного с хорошими шансами. И вот бежит наша главная надежда на золото, Сергей Клевченя. Потратил на него более 20 кадров. Но не стал он тогда чемпионом – занял второе место. Через несколько пар стартовал наш второй участник, но пришел далеко не с лучшим результатом. У меня в камере всего два или три кадра, которые можно оставить на следующий день или сразу доснять, потому что сдавать не до конца отснятую пленку жалко. Финиширует пара за парой. А наш последний участник, Александр Голубев, на которого никто не рассчитывал, значится в протоколе в самом конце. Дай думаю, «добью» эти два-три кадра на него. Дождался. Снял его на прямой и на повороте. И вдруг диктор объявляет, что российский спортсмен Александр Голубев показал лучший результат и стал Олимпийским чемпионом!

А однажды поймал довольно редкий момент: как прыгун в полете отталкивает шест пальцем. Но снимок получился горизонтальный и на нем был лишь силуэт прыгуна, планка и часть шеста. Хотелось как-то показать, что спортсмен наверху, причем довольно высоко. Пришлось заняться, что называется постобработкой. Сообразил, что неплохо бы дорисовать, продлить шест. Дорисовал, но вышло пусто в нижней части. Там по идее должен быть фотограф, который снимает этого прыгуна. Попросил знакомого коллегу попозировать с камерой, и впечатал его силуэт на фотографию. Получился хоть и не полностью документальный, но весьма эффектный, необычный кадр.

— Какими камерами на протяжении почти сорока съемочных лет вы пользовались?

— Сначала у меня был Зенит. Потом появилась механическая камера Nikon F3, затем перешел на Nikon F4 и Nikon F5. Последний фотоаппарат служил мне верой и правдой вплоть до этого года. А совсем недавно я перешел сначала на цифровую Nikon D300, которой работал около месяца, затем на самую современную и мощную модель Nikon D3. «Трешкой», то бишь Никоном D3 работал на Олимпийских играх в Пекине, и она меня только радовала и не разу не подвела.

— Камера D3 – в настоящий момент «венец творения» компании Nikon. Можно ли еще что-то усовершенствовать?

— В цифровых камерах улучшения происходят буквально каждый месяц, современные фотоаппараты очень высокотехнологичны. Жалко только, что до сих пор не придумали способа заменить тяжелые длиннофокусные объективы на более легкие и менее громоздкие. Кстати, ветераны спортивной фотографии зачастую рано прекращают свою профессиональную деятельность в силу того, что физически не могут дальше работать с большими тяжестями.

На Олимпиадах спонсоры всегда выдают фотографам фотосумки или специализированные рюкзаки. Раньше фотосумки были легкими, а нынешние рюкзаки очень тяжелые. С одной стороны они дают жесткость, а с другой стороны весят несколько килограммов. В итоге комплект из двух профессиональных фотокамер, оптики и прочих принадлежностей в таком рюкзаке становится практически неподъемным. Если сейчас и надо над чем-то работать, так это над уменьшением веса профессионального оборудования.

— Что нужно знать и уметь фотографу, чтобы качественно снимать спортивные состязания?

— Когда снимаешь спорт, важно быть в теме, заранее знать, кого снимать. Потому что спортсменов много, а востребованы, как правило, лишь фотографии чемпионов. Никому не нужен спортсмен, занявший пятнадцатое или двадцатое место. А чемпиона заранее трудно угадать. Необходимо быть провидцем в какой-то степени. Полезно знать спортсменов в лицо, чтобы иметь возможность при случае сделать жанровый снимок вне спортивной арены.

Огромное значение играет задний план. Многие молодые фотографы не обращают на него внимание. Между тем, зачастую, именно он делает снимок снимком, влияет на смысл, придает настроение или особый колорит. Спортивный фотограф должен, по возможности, заранее выбирать точку съемки и нужный фон. Желательно чтобы на нем не было никакой рекламы.

Нужно уметь точно выставлять экспозицию. Раньше, когда я снимал на пленку, заранее не знал, что получится. Можно было не угадать с выдержкой или диафрагмой. Пленку могли во время обработки недопроявить или перепроявить или вообще запороть. Никакой гарантии не было. Еще брак может получиться во время съемки. Например: человек бежит, в какой-то момент рука перекрыла лицо – и все, снимка нет. Сейчас проще: на цифровую камеру можно сделать пробный кадр и посмотреть, что получается, при необходимости внести поправку.

Если раньше фотограф имел возможность близко подойти к спортсменам, то сейчас нас отдаляют от них все дальше и дальше. Поэтому для съемки необходимо иметь объектив с фокусным расстоянием 400 мм и более, может пригодиться телеконвертер. Вместе с тем пользуются и зумами 70-200 мм. Часто случается, что съемку необходимо вести с близкого расстояния, тогда нужен короткофокусный фикс-объектив или зум. Как правило, спортивные фотографы для оперативности используют две камеры, чтобы не тратить время на замену оптики.

Всегда нужно следить за тем, чтобы камера в любой момент была полностью готова к съемке. Даже под конец соревнований не стоит полностью расходовать все свои ресурсы — надо обязательно оставлять часть пленки или места на флешке на всякий пожарный случай. Плюс нужно иметь с собой запасные карты памяти, комплект аккумуляторов и даже запасную камеру.

Кстати, еще одно преимущество цифровой техники перед пленочной в том, что можно точно узнать оставшийся заряд аккумулятора и прикинуть, на сколько кадров его хватит. А раньше могло быть так – ставишь пленку, а батарейка протянет всего три кадра и выдохнется. Снимая на пленку нельзя моментально изменить ее чувствительность, а для цифровой камеры это обычное дело. И это важно, ведь, к примеру, летом футбол начинается в шесть-семь часов вечера, когда снимать можно на ISO 400, а заканчивается когда уже темно и требуется чувствительность порядка 800, 1200 или даже 1600 ISO. Что касается экспозиции, то спорт, как правило, снимают на коротких выдержках, чтобы спортсмены выглядели резко, а диафрагма вполне может быть максимально открытой вплоть до F2.8.

Для получения максимально качественных фотографий профессионалу необходимо иметь самое лучшее оборудование. Если будешь снимать на камеру и оптику с более слабыми возможностями, чем у коллег, и их фотографии окажутся лучше, то, разумеется, снимки возьмут не у тебя. Можно ходить в старой одежде, скромно питаться, но техника у профи должна быть самой современной. С другой стороны нужно уметь по максимуму использовать возможности того, что имеешь.

— Вы уже не один десяток лет снимаете камерами Nikon. Почему выбрали именно эту систему? Насколько тяжело вам дался переход с пленки на цифру?

— Когда я только начинал работать в еженедельнике «Говорит и показывает Москва», даже два его штатных профессиональных фотографа снимали старой техникой, зачастую любительской. Но вскоре редакция закупила самые востребованные на тот момент среди профессионалов Nikon F3 с комплектом разнообразной оптики – это был настоящий праздник! А дальше все просто: время от времени оборудование обновлялось. Вся эта техника прекрасно работала, так что переходить на какую-либо другую систему было абсолютно бессмысленно. Некоторые хорошие старые объективы до сих пор используют в работе даже с новыми цифровыми камерами, благо Никон обеспечил такую преемственность.

Что касается перехода с пленки на «цифру», то я, как и многие, сначала его опасался – думал, что это будет сложно, возникнут различные трудности. Но когда у меня появилась цифровая камера Nikon D300, адаптировался очень быстро: буквально на следующий день отправился с ней на съемку, и эта съемка удалась. Конечно, я освоил далеко не все возможности «цифры», но сразу ощутил массу преимуществ по сравнению с пленочными камерами. Так что стараюсь идти в ногу со временем…

Фотограф: Виктор Ганчук

Темы: спортивный репортаж

Использую: Nikon F5, Nikon D300, Nikon D3, AF-S 28-70 mm, AF-S 70-200 mm, TС-14E, 16 mm Fisheye-Nikkor, AF-S 300 mm, AF-S 80-400 mm

Почему Nikon: Редакция закупила нам самые востребованные на тот момент среди профессионалов пленочные Nikon F3 – это был настоящий праздник! А дальше все просто: время от времени обновлялись камеры, докупалась новая оптика. Вся эта техника прекрасно работала, так что переходить на какую-либо другую систему было абсолютно бессмысленно.

Беседовал Антон Мараховский

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: