Главная > Интервью, Фотографии > Интервью — Валентин Оверченко

Интервью — Валентин Оверченко


3 сентября 2010 года мы встретились с Валентином Оверченко — фотографом, работающим в Музее Московского Кремля, чтобы провести очередное интервью для сайта компании Nikon, для рубрики «Nikon на службе у…». Судьба у интервью сложная, но я очень рад, что оно наконец-то опубликовано.

— Валентин, расскажи, пожалуйста, о своей работе, о профессии.

— В Музеях Московского Кремля я работаю с 2000 года. Наш фотоотдел, в его нынешнем виде, сформировался в 2001 году. До этого момента фотографы, работавшие в Музее, были рассредоточены по разным отделам и секторам. Сейчас все мы трудимся вместе и выполняем весь необходимый спектр фотографических работ: реставрационные, предметные и архитектурные съёмки, репортаж, репродуцирование и сканирование. Несмотря на то, что за каждым сотрудником в отделе закреплён свой ответственный участок, мы применяем принципы взаимовыручки и поддержки, т.е. при необходимости, готовы подменить коллегу, чтобы не сорвать ответственную съёмку.

Фотоотдел подчинён непосредственно Главному Хранителю Музея и все усилия отдела направлены на общее для всех музейных сотрудников дело — сохранение, изучение и популяризация коллекции национальной сокровищницы — старейшего музея России, отметившего в 2006 году своё 200-летие.

В Музеях Московского Кремля развивается серьезная издательская программа — публикуются  научные каталоги по коллекциям музея,  выставочные альбомы, популярные издания для детей, буклеты, путеводители и многое другое. Также много лет у нас формируется обширная электронная база изображений собрания Музея. Старанием многих сотрудников Музея она стала сейчас, возможно,  лучшей в России. Для всех проектов требуются непременно высококачественные фотоизображения.

— Какова специфика фотосъемки в музее?

— Полагаю, что документальность — неоспоримое качество фотографии, как нельзя лучше подходит для музейной работы. В каждый исторический момент фотографы старались использовать все доступные для своей эпохи инструменты, чтобы решить задачи по передачи объёма, фактуры и цвета снимаемых музейных объектов.

Музейная фотография в Кремле имеет свою историю.  Ещё в ноябре 1861 г. Высочайшим повелением государя-императора Александра II,  была удовлетворена просьба директора Оружейной палаты А.Ф. Вельтмана,  дозволить московскому потомственному гражданину Ивану Гавриловичу Волкову «заниматься деланием светописных изображений вещей», с тем, чтобы они прилагались к их описанию в «новой подробной описи». Таким образом, в 2011 году исполняется 150 лет службы фотографии в Государевой Оружейной палате, первом в Москве общедоступном музее (подробнее об этом можно прочитать в статье И.С. Пармузиной «К истории создания фотографических рисунков описи Оружейной палаты 1884 года». Филимоновские чтения»,  «Музеи Московского Кремля», 2004 г).

— Что изменилось, по-твоему, в фотографии?

— Думаю, что фотография — организм вполне живой и развивающийся. Изменения, которые происходят с ней, скорее можно ощутить, а понять и дать им оценку, возможно только спустя некоторое время.

Полагаю, что принципы в предметной и архитектурной фотографии в целом не изменились, поменялись в очередной раз их технологические составные. Первое десятилетие третьего тысячелетия  продемонстрировало то, как классические аналоговые  технологии  медленно, но верно уступили  место цифре. По крайне мере, это утверждение верно для прикладной фотографии. Сужу я об этом на примере родного Музея.  10 лет назад у нас было всего две цифровые камеры со сканирующими линейками ПЗС. Они давали весьма достойного качества изображения, но по скорости были крайне медлительны и критичны к условиям освещения. Основные работы для публикаций производились на слайды большого формата. А в данный момент, мы практически отказались от плёнки, и все съёмки производим на цифровую технику: цифровые SLR-камеры и среднеформатные Digital Back.

Могу только предположить, что аналоговый (плёночный) большой формат пока точно не сдаёт своих позиций в артфотографии. И наш Музей не оставляет это направление без внимания. В прошлом году мы сделали совместную работу с питерским фотографом Алексеем Алексеевым. Это серия амбротипов форматом 18х24 см под названием «Сокровища Оружейной палаты». 

— Используется ли техника Nikon в Музеях Московского кремля?

— В нашем Музее нишу 35-мм фотоаппаратов традиционно  занимает  техника Nikon. Когда я только пришёл работать в Музей, мои коллеги в секторе реставрации снимали на «не убиваемые» Nikon F3,  мне же для репортажных съёмок выдали замечательный фотоаппарат F100.  Традиция продолжается и сейчас — мы снимаем уже на цифровые D2Xs и D3x.

С некоторой грустью могу констатировать, что за последний год я ни разу не использовал для рабочих съёмок свою карданную камеру 4х5″. Сейчас всю работу в Музее я выполняю камерой Nikon D3x. Предметы, иконы, интерьеры, экстерьеры — всё на неё. На данном этапе, я не считаю, что это «игра на понижение», это вполне  разумный компромисс. Я не предъявляю к DSLR-камере требований как к среднеформатной или карданной большого формата фототехнике и не провожу между ними параллелей. Безусловно, это техника разного класса. Стараюсь, по возможности, использовать тот потенциал, который заложен именно в камере Nikon D3x: высокое  разрешение матрицы формата FX, оперативное управление, уровень контроля и мобильность. Мне очень нравится возможность использования достоинства длиннофокусной оптики: «спрессовать пространство» в архитектурной съёмке, «достать» фреску под сводами храма без использования туры или лесов. При необходимости, возможно, получить разрешение большее, чем 24 Мпкс, при помощи панорамных технологий. Возможность создавать уникальный цветовой профиль камеры для сцены в RAW-конверторе позволяет передавать тончайшие тональные и цветовые нюансы живописи при репродукционных работах.

В отделе мы стараемся отслеживать все изменения в развитии цифровых технологий. Динамика в этом процессе ошеломляющая. Камеры от модели к модели становятся всё лучше и лучше, прогрессируют  также инструменты по калибровке и контролю цвета, RAW-конверторы предлагают новые опции по обработке изображений. Часто спорим с коллегами, что называется, до хрипоты, отстаивая свои точки зрения в вопросах, куда и как движется современная фотография, в каком конвертере лучше обрабатывать RAW-файлы и так далее. Нам ведь действительно важно конечное качество изображения.

Другими словами, мы постоянно развиваемся, и стараемся решать поставленные задачи, максимально используя доступные в каждый конкретный момент времени инструменты. Насколько хорошо это у нас получается, время вскоре покажет.

— Что ты можешь сказать о фототехнике Nikon?

— Безусловно, фотоаппарат это инструмент, продолжение рук и глаз фотографа. И Nikon это замечательный инструмент, поэтому, если испорчен или не состоялся кадр, то, прежде всего, винить в этом нужно только самого себя. Камеру необходимо понять, почувствовать, чтобы она действительно стала твоим продолжением.

Когда у меня появилась возможность впервые протестировать Nikon D3x, пришло понимание, что именно такую камеру ждали фотографы с момента появления первой цифровой SLR-камеры.  Но это не значит, что лучше уже и быть не может. Полагаю, что между Nikon и фотографами можно наблюдать такую динамику отношений: фотографы требуют от компании всё время что-нибудь новенькое, а Nikon в каждой новой модели предлагает некие решения, которые заставляют фотографов постоянно в своём развитие двигаться вперёд.

— Почему все-таки Nikon?

— Я никогда не задавался этим вопросом. Однажды, на смену любимому Зениту, на одной из прежних моих работ, был приобретён Nikon F50, и уже потом мне менять систему не было никакой необходимости. Менялись модели: был Nikon FM2, затем Nikon F100 и наконец, Nikon F5. На смену плёночным камерам пришли цифровые аппараты: D100, D200, D2Xs, D3x. К другим маркам отношусь с уважением, а в «священных войнах» стараюсь не участвовать, разве что, только в шутку. Хорошо, что есть конкуренция, есть развитие и движение вперёд. Но и сейчас менять Nikon на что-то другое я пока не собираюсь и не вижу в этом никакого смысла.

Галерея

1. Nikon D3X, Af Nikkor 35mm f/2D, панорамная штативная голова.

Центральный иконостас Успенского собора Московского Кремля. С этой точки иконостас Успенского Собора снимался множество раз. Как правило, для съёмки такого сложного интерьера используется карданная камера, с целью исправить перспективные искажения и обеспечить высокую степень детализации изображения. В рамках подготовки иллюстраций ко второму тому издания «Иконы Успенского собора» возникла идея попробовать сфотографировать этот ракурс с использованием камеры Nikon D3x и панорамной штативной головы. Все кадры 3-х рядной панорамы были обработаны в RAW-конвертере, перспективные искажения исправлены при сборке панорамы. Эксперимент оказался удачным. Кадр вышел вполне отвечающим строгим требованиям архитектурной фотографии.

2. Nikon D2Xs, Nikkor AF-s 80-200/2,8.

Иконы из праотеческого, пророческого и местного ряда центрального иконостаса Успенского собора. Эта съёмка была осуществлена также в рамках подготовки издания второго тома «Иконы Успенского собора». Главная проблема заключается в том, что иконы находятся в иконостасе на значительной высоте. И для классической репродукционной фотосъёмки нет никаких условий: иконы невозможно вынуть для съёмок из иконостаса и поставить строительные леса в действующем соборе тоже нет никакой возможности.  После проведения эксперимента, было принято решение снимать иконы с уровня земли, используя длиннофокусную оптику для минимизации перспективных искажений, которые потом дополнительно исправлялись в графическом редакторе.  В этой ситуации важно понимать, что, несмотря на экстремальный подход к съёмке, специалисты Музея сейчас получили качественный материал для исследований и публикации в научном каталоге.

3. Nikon D3X, 85mm f/2.8D PC-E NIKKOR.

Икона «Спас Златые Власы», Успенский собор Московского Кремля.

4. Nikon D3X, Af Nikkor 35mm f/2D, панорамная штативная голова.

Панорама соборной площади Московского Кремля. Возможно, полуденный свет солнечного летнего дня и не самый живописный, но техника Nikon справилась и с глубокими тенями и яркими светами.

5. Nikon D2Xs, Nikkor AF-s 80-200/2,8.

Фрески Успенского собора Московского Кремля. Вероятно, что один из самых сложных объектов для съёмки в музейной практике это фрески, внутренняя роспись соборов. Их тончайшая фактура и нежнейший колорит чрезвычайно требовательны к  характеристикам применяемого для фотосъёмки освещения и фотоаппаратуры. На мой взгляд, наиболее полно раскрывает эту тему в своих исследованиях фотограф и издатель Юрий Иванович Холдин, оставивший всем нам в наследие свой замечательный труд «Свет фресок Дионисия».

6. Nikon D3X, Af Nikkor 35mm f/2D, панорамная штативная голова.

Панорама Московского Кремля с Софийской набережной.

7. Nikon D3X, Nikkor AF-s 80-200/2,8.

При съёмке архитектурных сюжетов длиннофокусной оптикой можно получить любопытные результаты. Пространство как бы «спрессовывается» и в одном кадре соотносятся здания разнесённые друг от друга на многие километры. В данном случае фоном для Спасской башни выступают шпиль гостиницы «Ленинградская» и «Дом в Сокольниках».

8. Nikon D3X, Nikkor AF-s 80-200/2,8.

Салют 9 мая 2010. Конечно же, я не мог пропустить такое уникальное событие, как праздничный салют и световое представление у стен Кремля в честь 65-летия Великой Победы. Наиболее адекватной для фотографирования и доступной для меня точкой съёмки был Патриарший мостик возле Храма Христа Спасителя. Относительная удалённость от места представления предопределило использование длиннофокусного объектива 80-200, что позволило в одном кадре соотнести разные по масштабам разрывы фейерверка и празднично освещённой кремлёвской архитектуры.

9. Nikon D3X, 105mm f/2.8D AF Micro-Nikkor.

Фарфоровая ваза, Франция, Париж, фирма Даготи, 1804 г. Плановая фотосъёмка для научного каталога и электронной базы изображений.

10. Nikon D3X, 45mm f/2.8D ED PC-E NIKKOR.

На мой взгляд, объективы с функцией Tilt Shift  расширяют творческую палитру фотографа, позволяя использовать принцип Шаймпфлюга.

11. Nikon D3X, Af Nikkor 35mm f/2D, панорамная штативная голова.

Соборная площадь вечером с колокольни Ивана Великого.  Это довольно известный ракурс и замечательный сюжет для использования карданной камеры с использованием подвижек передних и задних стандартов для сохранения вертикалей архитектуры и центрофильтра для исправления виньетирования объектива. В своё время я его «подсмотрел» у Николая Николаевича Рахманова. И неоднократно, впоследствии, фотографировал этот сюжет на карданную камеру в разное время года и в разное время суток. Пришло время опробовать его и на цифру. В этом случае я снова использовал панорамную штативную голову, а исправления перспективных искажений выполнял в программе при сшивании панорамы.
Важно заметить, на мой взгляд, что одно технологическое решение не отменяет другого, но вполне дополняет его и расширяет возможности. Для меня одинаковую ценность имеют и результат полученный на слайде, и «сшитый» с помощью цифровой камеры. И думаю, что в данном случае цифровая SLR-камера вполне справилась с таким сложным сюжетом.

Компания Nikon благодарит Валентина Оверченко и Музеи Московского Кремля за предоставленные фотографии.

Реклама
  1. Комментариев нет.
  1. No trackbacks yet.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: